ЗНАЧЕНИЕ СМЫСЛА В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Степень духовности Человека определяет средства и путь достижения виртуальной цели -  Счастья.

 Напор Бесконечного Источника Жизни выталкивает в пространство Жизни новые формы, а притягивание высоким, духовным, казалось бы, парадоксальным образом развивает человеческую цивилизацию и другие формы Жизни, даже те, которые не отличаются могучим разумом.

Если женщина создавалась для размножения прежде всего, то без сомнения животная тяга к размножению у неё преобладает. Следовательно, в ней заложена программа, согласно которой ей действительно необходимо отключать логическую программу поведения там, где есть хоть малейшая возможность увеличить род.

Если же мужчина создавался для преобразования материального мира, то его животные инстинкты, прежде всего, будут направлены на риск и остроту мысли и действий.

Наши животные инстинкты по разному работают в нас, но закономерности, которым они подчинены, всеобщи. Инстинкт – это проявление в виде материального и психического процесса обязательной программы функционирования Сознания Природы. Аналог человеческого или животного инстинкта существует и в обществе, и в жизненном пространстве, нафаршированном живыми клетками. И то, и другое проявляют его через материальные изменения. В обществе – это, например, массовая пассионарность, а в среде проживания – «чудеса» парапсихологии.

Жизнь начинается для нас с отдельной физически существующей клетки. Однако сама клетка состоит из элементов. Клетка как обобщённое понятие состоит из множества элементов более низкого уровня.

Клетка является своеобразным языковым понятием в физическом и критериальном языке Жизни. Понятия нашего языка возникают из ассоциаций в сознании. Ассоциации – это взрывы в сознании, какого бы уровня оно ни было, обусловленные флуктуациями Бесконечных Источников Смысла-Энергии.

Но если подниматься от одного уровня к другому, а потом к следующему, то всё биологическое многообразие клеток отождествляется в рамках некоторых совокупностей со вторым уровнем рассмотренной иерархии физических уровней, с концептуальным – сообществом, а тот, в свою очередь, со структурным и смысловым – органами. И так далее до суггестивного и критериального.

Клетки соединяются по своим особым правилам (структурный уровень) в физиологические органы и системы, образующие аналог смыслов уровня смысла. Объединяющим смыслом физического типа для жизни является тело Человека.

Если мы обратимся к проявленной части сознания Жизни Человека, то есть к разуму, то найдём такие же элементы в мысленных импульсах, концепты, или понятия, в ассоциациях и смыслы в самих целостных мыслях.

Кроме проявленной части сознания мы, естественно, допускаем часть сознания, непроявленную для нас. Условно эта часть может быть разбита на предсознательную, на подсознательную, на бессознательную и на коллективную бессознательную в соответствии с традиционным подходом в психологии. Мы, естественно, допускаем существование в каждой из перечисленных непроявленных частей сознания те же уровни, что и в проявленной части.

Но ведь есть сознание клетки, сознание органа или системы, сознание всего тела. Так что же такое есть сознание и для чего оно необходимо? Где находится место парапсихологии, если секреты её феноменов исчезают?

Для не очень разборчивого кибернетика создать машину, думающую за него в каком-то ограниченном пространстве существования, несложно. Вопрос лишь в том, где лежат границы этого пространства существования?

Такая машина будет принимать решения в соответствие с теми программами, на которые её настроит создатель, человек. Она будет использовать те критерии, которые ей заданы изначально.

Значит ли это, что аналог сознания в такой машине заключён в её программах? Программные продукты не относятся к материальным, физическим. Они виртуальны, однако оперируют они знаниями, информацией, которая имеет смысл. Смысл появляется тогда, когда виртуальные построения Человека находят подтверждения в Сознании Природы, в первую очередь, в критериальных полях Природы и Человека.

Всё бессмысленное, как правило, страшит человека, если он одинок, если он не имеет отчётливого канала двусторонней связи с Сознанием Природы. Личностные критерии в страхе могут быть полностью разрушены, и тогда человек испытывает панику. Он становится неуправляем. Отсутствие Высшего Смысла, передаваемого ему свыше, может полностью стереть его волю к Жизни. Так степень духовности Человека регулирует в нём Волю к Жизни.

Если он находится в сообществе таких же, как он сам, то бессмысленное и безвольное, заражая других, может не показаться ему страшным, ибо он чувствует поддержку окружающих его людей. Свой единоличный страх человек в этом случае распределяет на всех и часто этим обманывает себя, преуменьшая опасность ложного направления движения. Значит, обессмысливающая или смысловая сила может искажать личностный критерий или же, наоборот, его исправлять.

Истина отличается от критерия тем, что истина единственна, неважно куда она ведёт: к вершине или ко дну. Критерий же совместно с истиной позволяет, как правило, находить множество решений, ведущих к вершине.

Истина тоже страшит, как и одиночество, но страшит своим непоколебимым и неопровергаемым смыслом. Истина – это топор смысла, который обрубает всё лишнее. Одиночество – это пустота смысла.

Человеку же всегда хочется иметь страховочную верёвку, чтобы в случае срыва с поверхности смысла или бессмыслицы, не разбиться вдребезги. Человек часто готов к обману, к хитрости, к лицемерию, то есть к некой игре, в которую не играет Истина. Поэтому он изобретает всё новые и новые критерии.

Человек – орудие Истины и Вымысла, Лжи. Как бы он ни хитрил и ни увиливал от того, чтобы идти вдоль главного пути, он всё равно, рано или поздно, выйдет на него. И зависит это от времени, от сообразительности, от общества. Зависит это и от степени накопления смыслов.

Смыслы, которые накапливает человек непрерывно в течение своей жизни, – это, как уже говорилось, камни, которые он собирает и укладывает в фундамент и стены своего здания Жизни. Здание его опыта отражает его знания. Явления парапсихологии находят в них своё место.