Сайт © Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

* Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

КАТАЛОГ КНИГ Геннадия Мира

Если автор не указан, то автором является Г. Мирошниченко (Г. Мир)

  Конференция "Человек Будущего. Выход из глобального кризиса". Том 3

Поиск


В Google

В genmir.ru

Содержание некоторых тематических блоков:

* Доска Объявлений

* Текущие новости

* Критериальное

* Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

* Наша музыка

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* Победители наших Конкурсов

* Правила

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ,

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

О Конференции  О Человеке  *  Первая программа 2004 года  *  Кодекс Жизни 

Материалы Конференции: ТОМ 1   ТОМ 2  ТОМ 3  ТОМ 4

Стоило ли Льву Толстому развенчивать церковные догмы?

Сергей Норильский (Щеглов)

Лев Николаевич Толстой ближе других  учителей жизни подошел к решению важнейших ее вопросов, к выработке нравственных принципов и норм поведения человека. С высоты достигнутого людьми к девятнадцатому столетию он признавал вернуться к изначальным заповедям Христа и жить по ним. Крупнейший мыслитель своего времени, он взял рациональное зерно в теории Христа, очистил от церковно-догматический шелухи, возвысил труд и семью, предложил людям путь к совершенному обществу. Хорошо выразил это один из героев романа советского писателя Константина Федина «Костер» - драматург Пастухов. Размышляя о Толстом, этот персонаж думал: «Он составил нам правила (…) устроить на земле жизнь, благодатную для человека (…). После него – нельзя шутить ни в жизни, ни в искусстве».

К беде нашей, лучшие идеи Толстого, при всей их всемирной известности, не овладели сознанием широких масс. Сопротивление государства-насильника, его имперских амбиций, военного аппарата, противодействие со стороны церкви и других учений, отсутствие единства и содружества учеников и последователей Толстого, леность, инертность обывательской мысли и поведения, рудименты дикости в природе человека («Хлеба и зрелищ!») до сих пор не позволяют воплотиться в жизнь мудрым завещаниям Толстого. Нет даже подобия могучего аппарата распространения и воздействия на умы и сердца, подобного тому, каким являются христианская церковь или партии коммунистов. Очень немногие знакомы с публицистикой Толстого, с его философскими произведениями, опередившими время. Вот почему ненасилие, самосовершенствование, бескорыстие, труд как высшее благо и наслаждение, любовь в ее чистом виде, не отягощенная страстью, - остаются пока что прекрасной, но не всеми приемлемой мечтой. Чтобы эти принципы завладели умами и сердцами сотен миллионов людей, недостаточно воспевать гениальность Толстого, - надо углубляться в его учение, в его искания и продолжать их по мере сил. Нужны новые апостолы – ученики и проповедники мыслей Толстого. Корень дискуссии между христианской церковью и ее критиками-атеистами: Христос – Бог или же всего лишь был такой человек, учитель жизни и нравственности? Если – Бог, надо верить в это (потому что доказательств быть не может) и беспрекословно выполнять заповеди церкви, которые далеко не всегда являются заповедями самого Христа, а во многом – его учеников и последователей-богословов, «отцов церкви». Верить предлагается под страхом возмездия на земле (отлучение от церкви) и в особенности в загробной жизни (вечные жестокие муки ада). Если Христос – учитель жизни и нравственности, то можно и нужно изучать его заветы и при том сомневаться в чем-то, спорить  - в интересах достижения истины и дальнейшего развития учения и нравственности. Кто сказал, что если Бога нет, то человеку все дозволено? Независимо от того, есть Бог или его нет, человеку далеко не все дозволено. Не под страхом наказания божьего должен жить человек, а по законам совести.

            Почему бы церкви не избавиться от груза легенд и догм, которые по мере отдаления человека от дикости становятся все очевиднее? Почему бы религии не последовать за развитием знаний и разума, человеческого опыта, почему бы не сохранять Христовы заповеди как основы нравственности, отбрасывая все наносное, затемняющее главное? Толстой и предложил именно это – отбросить непостижимое понятие Троицы, таинство евхаристии и т. п. Синод заклеймил предложение как богохульство.

            Почему церковь так консервативна, почему ни на пядь не позволяет отступить от того, что возникло совсем в другую эпоху человеческого развития – тысячи лет назад? Почему все попытки реформировать церковь, обновить ее устои непременно встречают яростное сопротивление иерархов?

            Может быть, в этом есть какой-то высший смысл, которого мы не понимаем? Может быть, тут все не так просто, как кажется на первый взгляд? Может, нельзя трогать того, что устоялось без риска разрушить самое ценное, самое нужное людям? Может быть, стремясь улучшить воздвигнутое здание, мы рискуем обрушить его? (Не так ли получилось с Советским Союзом: попытки реформировать, развивать его основы, марксизм-ленинизм, привели к полному краху, и не потому ли так опасались этого реформирования и сам Ленин, и Сталин, и их последователи в ранге Суслова и подобных?).

И вот – при всем доверии и уважении к Толстому я иногда задаюсь вопросом: может, не следовало бы ему трогать церковные догматы? Пусть себе живут эти Троицы, евхаристии, - лишь бы православие вносило  в сознание людей то главное, бесспорно полезное, что церковь давала и дает народу? Ведь как получилось у большевиков: определив, вслед за Марксом, религию как опиум для народа, они применили силу, чтобы избавить от «религиозного дурмана» население огромной страны, разрушили храмы, воздвигавшиеся веками, убили массу священнослужителей и просто верующих. И что вышло в результате насажденного безбожия? Вместо того, чтобы заложить новые основы нравственности, пришли к страшным преступлениям против человечности.

            Призыв Толстого к русским священникам – отказаться от служения вредному обману – был услышан многими. Попы-расстриги в первые годы советской власти зачастую проявили себя людьми корыстными, нечестными. Мыслитель  и художник – музыкант Георгий Свиридов – писал: «Я часто задумываюсь над тем, почему Толстой боролся против церкви? Вероятно, потому, что в церкви в определенный период образ восторжествовал над сущностью. Что такое православие само по себе? Православное, то есть, чуждое какому либо заблуждению. А что такое заблуждение? Это неправильное толкование или развитие самой сущности веры». Эти мысли Свиридов высказал в июле 1998 года в газете «Завтра». Ответа на свой вопрос он не нашел.

            Богословы называют гордыней естественное для думающего человека сомнение. Нет, не из гордыни писал свое «Евангелие от Льва», как они выражаются, Лев Николаевич. Он высказал свое отношение к догматам, установленным церковью. Принимая главное в учении Христа, Толстой призывал следовать этому главному.

            Говорят: «Ошибка Толстого в том, он снял в своем учении все тайны жизни. Жизнь упрощать нельзя. Это грозит потерей нравственности. Толстой не понял того, что церковь – главнейший источник нравственности».

Не следует нам поучать Толстого, играть заезженную пластинку о том, будто он чего-то не понял. Да, нельзя упрощать жизнь. Толстой и не упрощал ее. Но тайны жизни надо разгадывать.

 

29.11.2013

Для публикации на сайте принимаются работы авторские, позитивные, жизнеутверждающие. Автор сайта за сохранение авторских прав публикуемых материалов ответственности не несёт, но со своей стороны просит авторов указывать себя и делать ссылки на цитируемые материалы. Автор сайта просит всех, кто так или иначе использует то, что тут предложено, ссылаться на автора материалов и на сайт как на источник при их копировании.