КОНФЕРЕНЦИЯ "ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО"

 

Университет критериально-системных знаний Портала духовных концепций

Геннадий Мирошниченко (Г. Мир)

_____________________________

 

ТОМ 2 и ТОМ 3 (электронный вариант)

Заказать Том 1 или Том 2 наложенным платежом (бумажный вариант)

 

Доклады: ТОМ 1

О КОНЦЕПЦИИ НРАВСТВЕННОСТИ

Г. Мирошниченко

Люди всегда ощущали в нравственности какую-то странную, абсолютную силу, которую просто могучей назвать было нельзя - так она превосходила все человеческие представления о силе и мощи разума.

Нравственность - это обязанность

Критериологический подход к категории нравственности требует, прежде всего, достижения понимания и ориентации в пространстве жизненных и вообще природных критериев с тем, чтобы построить систему оценок знаний высшего уровня. Подобное желание весьма трудно исполнимо, ибо нравственность сама по себе является уже такой оценочной системой высокого уровня, позволяющей человечеству и каждой личности соотносить друг с другом фактически любые действия и мысли.

И всё же наберёмся смелости и попытаемся хотя бы определиться с главным в оценках этого труднейшего с философской точки зрения понятия.

Когда мы стараемся осмыслить это понятие, то, прежде всего, отмечаем, что в понятии нравственности особым образом, если не сказать удачно, соединились знания человеческой цивилизации об идеале и реальности: идеал притягивает к себе реальность, заставляя её меняться по нравственным принципам.

Кроме того, эта категория как расширенное понятие объединяет в себе сущностную социальную первопричину реальных действий людей: они добровольно берут на себя личностные обязанности по соответствию своих действий неким общим представлениям (общим нравам) и по соотнесению этих действий и своих мыслей целям, задачам, критериям общества. По-другому, жизнь превращается при этом в Игру с Выигрышем для Всех и каждого.

Поэтому говорить о нравственности можно лишь с позиций добровольно взятых на себя обязанностей человека перед обществом или перед той Высшей Силой из пространства Сознания Природы, которая соответствует общему представлению, эгрегорному образу, Богу, стоящему над данным обществом и человеком и которое ведёт данное общество и данного человека по жизненному пути.

Нравственности эгоистической быть не может. Поэтому можно снять упрёк либерального (эгоистического) толка о том, что Иисус Христос принёс человечеству коммунистическую идеологию: любое духовно-нравственное учение, в том числе и возникшие до Иисуса Христа, заставляет, прежде всего, расставлять оценки с вершины общества. И СССР развалился совсем не потому, что коммунистическая идеология нежизненна, наоборот, ей не хватило именно духовной высоты, такой, какая наличествует, например, в конфуцианстве и даосизме.

Однако, эгрегоры, как и ведомые ими личности и общества, могут быть разной высоты по уровню духовного потенциала, и потому разными по качеству, силе, заряду (позитив-негатив), широте охвата и так далее. И потому представление о Боге одного человека не совпадает с представлением о Нём другого, личный Бог одного человека никогда не будет совпадать с личным Богом другого. И хотя духовная высота эгрегора каждого человека оценивается, «измеряется», с высоты общих нравов нравственностью, тем не менее, понимание нравственности у разных людей разное. Нравственность так же относительна, как и любая другая истина.

Проблемы нравственности изучаются этикой. Однако, говоря о разных видах корпоративной этики, прежде всего, следует говорить о нравственности не как о морали. Потому что мораль - это либо исторически изменяемый, либо профессиональный свод правил и норм поведения людей, сформулированный ими на основе их опыта, духовного и опыта отношений. Нравственность же выступает как некоторый абсолютный закон (императив) притяжения человеческого духа (И. Кант), а просто этика становится уже Духовной Этикой.

Нравственность - это абсолютная истина

Что такое нравственность? Из чего она растёт? Как она проявляется? Насколько она обязательна для исполнения? И что бывает, когда люди пренебрегают нравственностью?

Понятие нравственности от нас настолько далеко, что подавляющее большинство людей, рассуждая о ней, вполне серьёзно допускают мысль, что чаще всего нравственность не нужна вообще, а общество создаёт свои правила поведения, усредняя представления всех людей, входящих в него.

Закон ценности. Чем выше или дальше от насущного, от нашего больного места что-нибудь, тем оно нам кажется более ненужным. Но имеет ли это отношение к нравственности? Можно ли нравственность определить как ценность? И не меняем ли мы тут следствие и причину местами?

Не вдаваясь в подробности, даю те определения, к которым я пришёл, изучая Духовную Этику. Не буду вспоминать старые определения, сказанные кем-то по случаю нравственности, ибо они отнимают время и не настраивают на истинное понимание. Если повторять пройденное по неправильным или неправедным дорогам, можно так же, как и многие другие, свернуть с истинного пути.

Мера же истины лежит в её приближении к Вершине Духа: Бог есть Любовь.

Истина - это и абсолютная честность.

Нравственность, на которую нас выводит Природа, - это всё-таки ещё, и прежде всего, Голос Абсолютной Истины, которую мы назвали Богом.  Это Голос и принимаем мы за голос нашей совести. Но этот Голос искажается тем эгрегором, который для каждого человека свой. И потому быть совершенным - это утопия идеала. Но идеала спасительного. Всё, что не относится к этому идеалу, рано или поздно обречено либо на гибель, либо на изменения, приближения к идеалу. Почему? Потому что неистина, ложь, или временная истина, живёт короткое время, после чего Природа их поправляет, уничтожая. Вершина, которую предоставляет в наше распоряжение личностный эгрегор, не может совпадать с Вершиной Абсолюта по причине нашей материальности.

Человечность - это отражение нравственности

Люди в своём стремлении жить руководствуются насущным более, чем нравственностью. Однако, подсознательно они оценивают с вершины своего личного представления о нравственности результаты своих жизненных этапов.

Сегодня уже с большой долей уверенности можно заявить, что Человек не живёт абсолютной истиной и потому он смертен. Но ведь он и не может ею жить, - скажете вы, и будете правы.

Но правы странно: абсолютная истина есть канат, который удерживает человека в человеческом облике. Но как только этот канат по какой-либо причине обрывается или обрезается, человек превращается в обезьяну, в животное, в монстра. Миллионы или миллиарды примеров подобного рода разве не убеждают нас в правоте этой истины?

Обратный процесс - превращения обезьяны в человека - прекрасно описан разными людьми, претендовавшими на звание ученого. Но оставим эти их претензии за бортом, не они суть важны в наших рассуждениях. Важно другое и просто противоположное: труд мог сделать из обезьяны не человека, а лошадь или трактор.

А вот человека из обезьяны могла сделать лишь такая сила, которая дала ему Главный Свет Жизни. И потому Человек есть не просто Божие творение, ибо таковыми творениями являются и насекомые, и животные разных видов, и растения. Но это не означает, что Человек тоже имеет право жить растительной жизнью или свинской, например. Как говорится в известном анекдоте: «Мочь-то он может, но кто же ему позволит?».

Жить вне нравственности означает жить вне человечности.

С чего начинается нравственность

Нравственность всегда начинается, как это ни банально звучит, с уважения: в себе, к другому человеку, к животным, к Природе, к Богу.

Уважение - это терпимость в кубе. Ибо кроме того, что нужно вытерпеть что-то или кого-то, ещё нельзя при этом потерять свою человеческую личность.

Нравственность должна быть ясно соотнесена с другими близкими категориями, чтобы её место в современных общечеловеческих представлениях не вызывало двойных стандартов и толкований.

Поэтому общее понятие нравственности необходимо разделить на понятия абсолютной, переходной и бытовой нравственности.

Каждый из этих типов нравственности определяет свою мораль как обобщение норм и правил поведения в обществе, а также определяет и отношение каждого конкретного человека к этим видам морали.

Переходный тип нравственности является мостиком между тем, что мы называем идеалом и реальностью. Понятие идеала в свете Духовной Этики и высшей критериологии отходит от его отождествления с понятиями иллюзии и утопии, потому что в целостном представлении о функционировании Природы идеал становится Вершиной Глобального Критерия Природы, который по всем кибернетическим и математическим законам и обеспечивает эту самую целостность путём самоудовлетворения в процессе распределения ресурсов.

 Ещё раз о причинах гибели цивилизаций

Нравственность - это первое знание об общих и частных отношений высшего уровня, которое вытекает из абсолютных Законов Природы и, прежде всего, из её Высших Критериев, бесспорно наталкивающих нашу мысль на абсолютность существования Сознания Природы.

Некоторым людям трудно с этим согласиться, но сам факт восхождения наших знаний к гипотетической их Вершине говорит о том, что она существует вне нашего опыта.

Эти абсолютные знания не являются лишь отражением некой природной объективности в ущерб субъективности. Напротив, они парадоксальным образом соединили в себе своё объективное существование и качества субъекта как сущности, способной проводить высшую оценку нашего и вообще любого поведения.

Мы сами отпадаем от этой Вершины, когда накапливаем негативный потенциал и начинаем его использовать в ущерб своему восхождению к Вершине Абсолюта. Жить относительными истинами для нас становится катастрофически опасным.