Сайт © Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

* Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

КАТАЛОГ КНИГ Геннадия Мира

Если автор не указан, то автором является Г. Мирошниченко (Г. Мир)

Каталог некоторых работ по критериальным исследованиям

Поиск


В Google

В genmir.ru

Содержание некоторых тематических блоков:

* Доска Объявлений

* Текущие новости

* Критериальное

* Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

* Наша музыка

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* Победители наших Конкурсов

* Правила

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ,

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

 

 

 

Конституция РФ не работает. Почему? Менять ли нам шило на мыло?

Хотим лучше, а получается…

В газете «Вёрсты» за 17.06.03 была опубликована статья ряда авторов «Если менять, то зачем?» по поводу пересмотра или замены Конституции РФ. Голоса об этом стали откровенно раздаваться со всех сторон. Даже предложено жить по правде, а не по законам и понятиям. Оказывается, и то, и другое уже надоело некоторым партийным деятелям. Им хочется привлечь людей чем-то новеньким, заменяющим смысл жизни. Как справедливо уточняют авторы упомянутой статьи, «правда у каждого своя», что, однако, нисколько не снимает настроение безысходности в обществе, ибо раз и навсегда сформулированной единой Вершины в идеологии разных партий нет и не предвидится.

Если оценивать этап в десять лет действия нынешней Конституции РФ «от печки», то следует признать, что, к сожалению, во многих случаях действительно она как основной закон государства не работает. А если она не делает того, на что была призвана, то зачем она вообще? Множество людей предлагаются всякого рода меры, чтобы исправить положение. Им хочется, чтобы был в обществе Высший Закон, придающий смысл жизни гражданину страны. Я тоже этого хочу, но, однако, в своей статье, прежде чем что-то предлагать, начну с причин самого высокого ранга.

Системный характер жизни и развития общества и государства никто сегодня отрицать не будет. Связи различных слоёв граждан между собой часто диктуют такие правила поведения члена общества, о которых не то чтобы в Конституции, даже в страшном сне не хотелось бы видеть. К сожалению, узаконенной нормой жизни стало измерять качество жизни с вершины товарно-денежных отношений, или, как у нас привыкли называть, рынка. Для многих людей именно успех на рынке стал смыслом их жизни.

Оказалось, что «светлое будущее», о котором так упорно распространялись большевики, поглотил пресловутый тезис «Капитала» К. Маркса о том, что экономические отношения определяют человеку всё – «бытие определяет сознание». Тысячи «верных ленинцев», ранее не признававших Бога, вдруг возопили к Небу о том, что морально-нравственное воспитание молодёжи отступило под напором золотого тельца. Однако, они не задумываются, откуда проистекает путь воспитания. Словоблудие давно уже заменило то, чем должно руководствоваться человеку в своей жизни. Забыто понятие человечности, проистекающее из духовности.

Теперь мы смело можем оглянуться назад и с удивление воскликнуть, что какая-то странная создавалась ситуация будущего в насквозь социалистическом государстве, которым была когда-то Россия, – социальность, равноправие, справедливость воспитывались лишь с вершины животной части человека, которую марксизм поставил на главное место в жизни идейного борца: «бытие определяет сознание». Но о каком качестве жизни можно было говорить с позиции свинства даже в отношении этого борца? Только о качестве свинского отношения. Ради какой главной идеи о лучшей жизни положили головы наши прадеды, деды и отцы в войнах и революциях? Высшей? Той, которая сейчас захлестнула молодёжь: «Обогащайтесь! Берите суверенитета, сколько унесёте! Приватизируйте обманом! Всё спишется!»? Конечно, «идейные борцы за коммунизм» открещиваются от этих идей. Но чем их высшая идея лучше, если вместо Бога у них всё равно материальный комфорт?

Сегодня жизнь поставила нам условие – либо мы научно понимаем и принимаем высшей руководящей идеей существование Глобального Критерия Природы как Бога, который определяет всё устойчивое в мире и называется основой нравственности, либо продолжаем хвататься то за расплывчатую правду, то за удобный олигархам закон, то за уголовные понятия и продолжаем катиться в разврат, как когда-то катился Рим. Мы оказались втянутыми в игру, правила в которой пытаются нам навязать разные партии и кланы, не гнушаясь никаким неприкрытым обманом. Мы с вами не поняли, что есть лишь одна Правда и одна Игра Природы – с Выигрышем для Всех, и лишь Человек из всего животного царства наделён способностями, которые вносят человечность, читай – нравственность, во все сферы Природы.

Этому знанию уже две тысячи лет, и название ему – миротворящее, и основано оно на Любви. Две тысячи лет, как отменён в духовной и социальной сфере закон силы Моисея, считавшийся объединительными для народов по формуле «Разделяй и властвуй!». Ложь, заключённая в нём, приводила и продолжает приводить не только к кровавым дворцовым переворотам, но и морям крови в войнах за передел мира, поддерживаемый всеми сумасшедшими правителями. От сумасшедших руководителей всегда идёт излучение новизны демона, так притягивающее к себе массы – демос. Чем определяется безумие? Максимизацией инстинкта голода – в пище, во власти, в деньгах, в славе…

Пока что общество совершенствовало свои границы и их охрану, а не себя. А нужен ли такой иммунитет этносам, если существование всего человечества при этом оказалось под угрозой перехода в фазу управляемых роботов? Не подтверждаются ли эти слова воцарившим господством предвыборных и выборных технологий, при которых бессловесный «демос» послушен, как марионетка? Или нагнетанием культа смерти в средствах массовой информации? Или обесцениванием жизни, что, прежде всего, сказалось на самом передовом отряде Жизни – на врачах, средняя продолжительность жизни которых по данным всех цивилизованных стран на 15 – 20 лет ниже средней продолжительности жизни их пациентов. Куда мы катимся, и где истинно научный анализ критериев, которыми мы руководствуемся, если со всех сторон нам внушается с такой силой абсурд под видом смысла?

И не зря люди определённого сорта, стоящие у власти, так ненавидят науку. Поделом ей, ибо она, когда говорит о качестве жизни, то применяет качественные критерии, диктующие конкретность и количественность жизни. Морально-нравственный климат общества лучше всего подтверждает это – когда мы с вами кричим, что Конституция РФ не работает, это означает, что нас с вами ущемили в наших правах, обманули, что-то отобрали, унизили, вынудили стать взяточниками и многое другое, относящееся к низменным формам проявления животной части жизни. Но мы-то хотим счастья, которое измеряется и оценивается лишь душой, а не желудком или интриганством! Мы всё время забываем, но не должны забывать духовную истину – человек творит вокруг себя то, что он взрастил в своей душе.

И во всём этом почему-то оказалась виноватой Конституция и те люди, которые её писали. Но совсем не те, кто её обсуждал и принимал. И поделом науке, когда её не хотят принимать во внимание политики и идеологи – от своих «научных» экономических теорий в восьмидесятых годах прошлого уже века публично отказывались признанные корифеи-академики, отдельные из которых здравствуют и поныне. Завели русский народ в дебри буржуазных рассуждений о сладостной мечте материального богатства и отказались вести дальше. Ну совсем как Иван Сусанин! С тем отличием, что тот завёл на погибель врага-француза, а тут – свой народ, который все эти учёные, якобы, беззаветно любили. Слепые вели слепых, как говорил Иисус Христос, или, по-нашему, атеизм в действии. Но почему-то от своих званий, должностей и наград, полученных за «отказные» теории, эти горе-академики не отказывались – ни публично, ни втайне. Комфорт тела и желудка оказался важнее душевных переживаний.

Что же это за напасть такая на человечество, что с какой стороны ни возьмись руководить обществом, даже с социалистических и коммунистических, всё равно выходишь на дорогу буржуазных отношений, которые выше национальной идеи выделения за счёт других не поднимаются? Мы ругаем марксизм, ленинизм, демократизм, К. Маркса, В. Ленина, Б. Ельцина, но ведь как-то забываем, что они-то прекрасно знали, куда пойдёт человечество в демократизме, социализме или в начальной фазе коммунизма – в болото буржуазных отношений. Если кто не верит, пусть просмотрит маленькую статью К. Маркса «К критике готской программы» и комментарии к ней В. Ленина, а также множество призывов нашего первого Президента. Не помешает освежить память, хотя в философском словаре за 1986 год в отношении социалистического права написана ложь.

К сожалению, мы как-то изо всех сил стыдимся признаться даже самим себе, что наши взгляды выросли из марксизма-ленинизма, и делаем потуги быть, как все, хотя весь остальной буржуазный мир живёт всё теми же теориями, которые разработали наши идеологи, с той лишь разницей, что мир хорошо представляет, что Россия всегда была и остаётся тем самым верным резонирующим Зеркалом мирового масштаба, полигоном для отработки безопасных решений, в котором, как в волшебном зеркале, всегда отражались и отразятся ещё не раз ошибки и счастливые находки общества Будущего.

Мы же, не замечая этого, сетуем – вот бы кто подсказал нам, что делать и кто виноват. Можно, конечно, в законодательном порядке ввести при назначении на любую руководящую должность психиатрическую экспертизу претендентов, но оценить последствие научных теорий не возьмется ни один психиатр. Ибо чем более дик человек в наше время и в нашей стране, тем больший успех его ожидает. Такой «упрямый научный факт» почему-то не очень упрям, если его удаётся спрятать в любом анализе, проводимом нашим очередным просвещённым правительством, как правило, под оглушающий грохот фанфар, как это делалось, начиная с первого года перестройки и продолжается до сего времени.

 

Общество – это пока безмозглое чудовище

Теперь мы перед празднованием десятилетия Конституции РФ, оглянувшись на пройденный путь, обмираем – самая, как нам кажется, лучшая в демократическом отношении Конституция опять привела нас не туда. Правда, недавно я услышал реплику из уст немолодого, уважаемого мною человека о том, что сталинская Конституция была написана ещё лучше – в ней было всё на все случаи. За неё он при Сталине отсидел свой срок в Норильлаге по ст. 58, поэтому он, конечно, знает больше.

Вот это самое обратное направление эволюции общества относительно запланированного лучшими умами России есть самый удивительный системный факт, который в теории больших систем отнесён к основному принципу – что ты ни делай с большой системой, она всё равно своё поведение будет реализовывать обратным образом желаемому тобой. Оказывается, общество открывает для себя уже давно открытый в кибернетике закон больших систем.

Большая система, которой является государство и общество, говорят учёные, живёт по своим законам, и эти законы им, учёным, добавляю я, знать не дано. Тайна. Прямо религиозная тайна Жизни и Неба. Известно из кибернетики, что большая система отторгает любой критерий, если он не подчинён её главному критерию. Пока в общество людьми не внесён высоко духовный критерий в качестве глобального, оно будет жить по животным законам дарвинизма. Наша жизнь подтверждает это.

Как ни парадоксально, но лишь Духовная Этика позволяет управлять большими системами так, как это необходимо людям. Известно, что большая система сильнее и с большими весами реагирует на те сигналы, которые несут информацию о смыслах ближнего порядка. И чем ближе пространственно или по времени находятся объекты, тем реакция сильнее. Однако, как следует из выводов высшей критериологии и Духовной Этики, Человек призван внести в Жизненный Поток и Природу уровень сознания, который наглядно оперирует высшим знанием – критериальным, приблизив его по существу и по форме к религиозной структуре подчинения в иерархии смыслов.

Вот почему мне хочется спросить нашего чиновника, президента, просто мещанина: «Если в обществе нет Бога, и вы Его не ищете, не идёте к Нему, не подчиняетесь, прежде всего, Ему, то почему и откуда вдруг в обществе возьмутся программы уважения вершины права – Конституции?». Если нет Бога, то и Конституция – не Бог, а макулатура. Традиции наркотика бестолковщины в суете вокруг Конституции нам не помогут, а в очередной раз заведут в запланированный тупик права с его морем подзаконных актов.

Ведь право – это лишь небольшая часть этики, имеющая вполне определённое однозначное толкование в её рамках. Самое странное, что даже юристы не знают этого, а когда им напоминаешь эту истину, то высокомерно усмехаются – мол, этика ничего не может, а право, закон, может всё. Они не понимают, что этика поглощает право полностью. Они не предполагают, что если формулировать правовые нормы с более высокого уровня этики, то разрешительный и запретительный смысл законов становится системным, ясным, без ложных толкований всякого рода крючкотворов и производителей подзаконных актов. Юридический и моральный аспекты жизни общества только в этом единственном случае полностью смыкаются.

Но о какой Духовной Этике можно говорить сегодня, если сплошь и рядом мы видим засилие так называемой корпоративной этики и корпоративной психологии. С помощью последней в умы людей и в связи общества усиленно внедряется психология малой, ближней вершины, иждивенчество, паразитизм, справедливость как возможность быть богатым одному в ущерб всем остальным, то есть фактически психология животного дарвинизма, разрешающая правовой «беспредел» вплоть до убийств? Судебная система прекрасно иллюстрирует это своей ориентацией на сильных мира сего, определяющих эти малые вершинки смысла жизни.

И в очередной раз приходится отстаивать перед усмехающимися чиновниками точку зрения, что Этика ближайшего Будущего – это Этика Духовная. Тут уместно вспомнить, с чего начинается духовная жизнь. Начинается она с моисеевой заповеди, которая повествует, что самым главным нашим мерилом жизни человека и общества является Бог. А если мы с вами измеряем сделанное и планируемое нами и другими людьми с ближней вершинки ближайшего руководителя, то для нас Богом становится этот ближайший руководитель, что мы и видим в качестве основной причины появления бюрократии. Чиновник всегда формально закрывается от людей и от правосудия самым низким по иерархии нормативным, подзаконным актом или указанием непосредственного руководителя, как правило, к Конституции, не имеющим никакого отношения.

Вот в чём отличие верующего человека от мирского – первый измеряет себя и всё, прежде всего и безоговорочно, с Вершины Бога, а второй – с позиции ближайшей выгоды. Если бы наука и практика жизни обычного человека придерживалась принципа высшей критериологии «духовность – это Игра с Выигрышем для Всех», то она бы никогда не завела страну-империю СССР в болото духовного нигилизма, а Россию – в варварство. Было бы как раз наоборот.

Поэтому, когда мы сегодня вдруг опять стали обсуждать нашу Конституцию, оказалось, что большинство людей хорошо понимают, что при любом тексте этого главного закона, как и других, более мелких законов, никаких существенных изменений в жизни не будет, если не изменится ориентация власти, политики и идеологии с ближних, шкурных интересов на Высшую Вершину. Большинство нас давно созрели до мысли, что жизнь зависит от тех критериев, которыми руководствуются наши руководители и которые они навязывают нам. Ибо, как сказал классик материализма «быть в обществе и быть свободным от общества нельзя». А критериальность, как и мода, заразительна.

Социализм, как известно, реализует всё то же буржуазное право с его буржуазной критериальной вершиной – разделение на бедных и богатых, не меньше и не больше. И о какой тогда правде в условиях такого разделения говорят те, кто так жаждет пересмотра Конституции? Конечно, они твердят нам о самом обобщённом праве личности, которое, когда его рассматриваешь конкретно, вдруг неожиданно превращается в свою противоположность. В таком случае уместен вопрос: если абстрагироваться от этих несерьёзных в научном плане наскоков на нашу Конституцию, то какая всё-таки наука может претендовать на управление обществом с самых высоких позиций?

О социальном и справедливом

Если «у каждого своя правда», то уж понятие «социальное государство» (ст. 7 Конституции РФ) имеет и расширительное, и суженное, и шкурное определение. Но когда при мне начинают говорить о социальности и справедливости как о правде, я невольно вспоминаю нашего «всесоюзного старосту» Михаила Ивановича Калинина и его высказывание на философском диспуте по поводу, что можно назвать коллективом: «Если толпа пьяных матросов идёт громить публичный дом, можно ли её назвать коллективом?». Вы простите, что я ссылаюсь на наше русское революционное прошлое, но лучше с позиций категории правды не скажет ни один философ. Ибо более резкого показа ограничений понятия «коллектив» нет.

Аналогично М.И. Калинину, учитывая, что понятия правды, справедливости и социальности тесно соотнесены с понятие коллектива, хочу спросить своих воображаемых оппонентов: «Если толпа пьяных матросов после погрома публичного дома награбленное там решила разделить между собой по честному, то есть поровну, можно ли это их «коллективное» решение назвать справедливым и социальным – по правде?».

И сам же отвечу: «Конечно, можно, если отношения в группе пьяных матросов рассматриваются чисто философски без оценок широкого этического характера». Если бы мы просто задали вопрос: «А в отношении кого применяются понятия справедливости и социальности?», то уже бы не попадали в ловушку безоценочного анализа. Понятие справедливости в группе матросов стало бы вообще смешным, если бы матросы вдруг решили всё награбленное в публичном доме поделить поровну между всеми людьми, которые входят во всё человечество, ибо что можно награбить в публичном доме? Точнее, кого? Наверное, какая-то часть человечества и не согласилась бы на такую приватизацию.

Из диалектики было известно, что она начинается там, где проявлена конкретность и мера. Поэтому, если диалектику наши философы и политики ещё не отменили, то, прежде всего, в любом социальном анализе необходимо выделить группы, сообщества, коллективы, для которых рассматриваются данные понятия. То есть выделить конкретное Нечто. Но «выделить» означает ещё и конкретно представить тот социум, который явно не входит в них. Это уже есть Ничто. Лишь такое выделение Нечто и Ничто позволяет оперировать логикой в рамках чётких определений и категорий. Такими аналитическими рассуждениями мы задаём границы действия рассматриваемых понятий и, следовательно, законов, которым они подчиняются. Без выделения того и другого пространства все наши потуги в анализе будут некорректными.

Что касается меры как философского понятия или философской категории, то вся история классической философии, кроме расплывчатого высказывания Протагора «Человек есть мера всех вещей» и уточнения Сократа «Человек мыслящий есть мера всех вещей», не продвинулась в этом вопросе далеко. Почему? Потому что мера всегда выходит за рамки рассматриваемой задачи в пространствах Нечто и Ничто и относится, вообще говоря, уже к пространству третьему, из которого она и задаётся. А до этого философия не доросла.

Но Кем и в виде чего задаётся мера в Природе, особенно Высшая?

И вот тут-то наши философы сплоховали – они за две с половиной тысячи лет, с момента высказывания Протагором своей знаменитой мысли, не разработали науки и методов измерения самих понятий и категорий. Нет отношений, которые бы показывали связи Нечто и Ничто с пространством меры – нет оценок высшего философского уровня. А что такое высший философский уровень, и какой уровень является высшим для традиционной и классической философии? Уровень адекватных или виртуальных пространств физики, биофизики, психологии, политики, социологии, теории смысла, которые, за исключением лишь религии, начисто отрицают присутствие в Человеке критериального сознания? Что уж говорить о К. Марксе как экономисте, если философская подоплёка меры в человеческих отношениях отсутствует! А о высшей мере вообще говорят лишь по отношению к преступникам. Философия почему-то мудро решила уйти в сторону от своей главной задачи – объяснять Смысл Жизни.

Но, оценивая качество и эффективность Конституции, мы, не отдавая себе отчёта, входим в область запретных для философов вопросов: «Кто задаёт меру Миру? Какие отношения в пространстве меры считать правильными, а какие неправильными? Что есть смысл вообще, и каков Высший Смысл жизни Человека? Где место Человека в Природе? Что есть Человек?» и, наконец: «Какую Высшую Вершину имеет Конституция?». Другими словами, мы вынуждены войти в пространство абсолютных истин. Ибо мы обязаны принять за Абсолют Логики некую Вершину – Главную Аксиому, без которой любые рассуждения одинаково верны и одинаково ложны, ибо мы можем их достоверность доказать относительно любой рядовой локальной вершины логики.

Давайте вспомним: в США Президент при инногурации клянётся на Библии, а у нас – на Конституции. Там Конституция опирается на Аксиому Бога, а у нас? А у нас выше Конституции уже ничего нет. Хотя в жизни, в быту как раз от этой Вершины, от Глобального Критерия Природы, от Бога, мы строим всю Иерархию подчинения и соподчинения мер, категорий, понятий, отношений логики, которая всегда будет выводить нас на эту жизненную Вершину правильности. Получается, что когда мы спорим о Конституции, мы фактически продолжаем всё тот же спор марксистов, нигилистов, атеистов и идеалистов между собой, спор о существовании Бога.

С другой стороны, все заблуждения человечества, в том числе и философские, были основаны на своих вершинках, которые всегда были намного ниже Вершины этой новой Логики – Духовной Этики. И если американцам для доказательства существования Бога и Высшей Вершины их Логики не нужны никакие научные приёмы и достаточно того, чтобы их Президент был бесспорно верующим человеком, то для нашего менталитета, испорченного семьюдесятью годами воинствующего атеизма даже сейчас нужно доказывать, что в Природе существует Глобальный Критерий, который и определяет всё. Слава Богу, что наука, которую я представляю, это может уже делать даже чисто математическими методами.

Как только мы с вами приняли сказанное выше, сразу же понятия социальности и справедливости перемещаются из сферы спекулятивного анализа «чистой» философии в сферу безраздельного господства Духовной Этики. Ибо только Высшей Духовностью «Бог есть Любовь» можно описать принятую нами Вершину, к которой восходит человечество в своём эволюционном движении.

Если же мы с вами забудем об эволюции, духовности, этике, то неминуемо докажем всем образом своей жизни всё то же самое, что уже много раз было доказано – «справедливость есть игра по правилам “отобрать у чужих и разделить среди своих”», а «социальность есть общность интересов, целей, критериев моей группы, относительно которой всё остальное является врагом, которого в лучшем случае надо терпеть, а в худшем – уничтожать».

Во всех религиях эти последние «истины» отражаются в виде имманентной богоизбранности, что не мешает любому политическому деятелю применять их для обоснования «богоизбранности» именно его политики и идеологии. Так уже тысячелетия развивается игра тех, кто стоит у власти или хочет её иметь, с теми, над кем он хочет властвовать. Игра в неприкрытый обман, который все видят, о котором все говорят, но не могут в нём ничего изменить, так как на смену одному обманщику от власти готовы прийти сотни других, а честных научных оценок их обещаний как будто бы и не существует, быть не может и не должно.

«Кто виноват? и что делать?», – опять спросите вы. Никто не виноват, ибо нас учили наши учителя, как учили их. А делать нужно то, о чём ещё Христос сказал две тысячи лет назад: «Суд состоит в том, что свет пришёл в мир» и множество раз продемонстрировал человечеству действие этих самых критериев, о которых тут идёт речь. Нужно это Знание о критериально-оценочных пространствах, которое, наконец-то научно, уже начало свою жизнь в высшей критериологии, сделать ликбезом, который, как известно, когда-то начинался с пелёнок. Ничего зазорного и сложного в том, чтобы мы с вами стали оперировать в своей жизни оценками Высшей Этики и высшей критериологии, нет.

И тогда социальность мы будем трактовать все одинаково и научно как Игру с Выигрышем для Всех. Справедливость тогда, с одной стороны, будет исходить из сознательной минимизации действия наших инстинктов, а не из максимизации их, так как иначе инстинкты превращаются в наши пороки и страсти. А, с другой стороны, справедливость будет исходить из максимизации способностей, несущих Любовь от человека к человечеству. Запрет последнего приводит к минимизации способности, а значит, к убийству её. При этом наблюдается превращение человека в скрытого убийцу.

Принять Духовный Абсолют «Бог есть Любовь» совсем не означает перехода в христианство всех других направлений религии. Этот Абсолют совсем не противоречит большинству религиозных направлений, но позволяет науке с её научными методами обосновать высшую науку и практику управления – Духовную Этику, которая лишь одна даёт объединительное знание для любого вида человеческой деятельности, ибо явно оперирует критериальными знаниями. Весь опыт человечества со всей определённостью доказал единственность Вершины «Бог есть Любовь», если человечество хочет быть вечно.

Если же кто-то думает, что при этом очень быстро решатся все проблемы человечества и обсуждать в дискуссиях уже будет нечего, то он сильно заблуждается. Ибо только одно введёт нас всех в шок, когда с позиций Духовной Этики мы начнём обсуждать права тех, кто ещё не родился, но уже готов родиться. Ответственность перед ними тоже является категорией этической, и от её формулировки будет зависеть не только количество нас, которые хотят выиграть в Жизни свою жизнь, но и качество этой жизни. Ибо мы с вами постоянно забываем о колоссальной избыточности Природы, которая реализует себя не только в Божественной Любви.

 

Так в чём мы обманулись?

А обманулись мы в своих надеждах, думая, что Конституция будет работать сама по себе, без приложения специальных усилий. Мы, однако, должны хорошо себе представлять, что любой нормативный или подзаконный акт при нашем алгоритме реализации законов обязательно нарушает Конституцию, ибо он её попросту игнорирует, ставя себя выше неё. В ней напрочь отсутствует чёткая формулировка необходимого алгоритма действия любого чиновника. Точнее, как я могу предположить, кто-то вполне сознательно, зная, что бумажка сама по себе ничего не значит, таким вот образом лишил нашу Конституцию её силы.

Что же нам делать? Прежде всего, принять во внимание, что большая чиновничья система обязательно произведёт на свет столько подзаконных актов, сколько ей будет необходимо, чтобы в силу природной избыточности и изобретательности человеческого ума различного рода бюрократические рогатки были поставлены на все случай жизни.

И именно поэтому понять, что опору на Конституцию нужно поставить с головы на ноги – чиновник любого ранга обязан вначале руководствоваться статьями Конституции, а потом уже законами и любыми другими актами и указаниями по нисходящей в иерархии важности документов. Вот за чем нужен неукоснительный, постоянный во времени, ежедневный обязательный контроль. Сегодня же весь контроль за соблюдением конституционных прав возложен на президентские структуры, которые для нас, граждан, недосягаемы. А сама Конституция за буйным дремучим лесом всего подзаконного не видна. В таком случае при фактическом бесконтролье страна может прожить и без неё. Она и живёт по уголовным и чиновничьим понятиям, а не по ней. На вершине иерархии статуса руководящих материалов оказались понятия. Теперь же предлагается правда, то бишь справедливость, которая у каждого пьяного матроса своя.

От кого зависит, доживём ли мы когда-нибудь, чтобы в Конституции была статья, требующая от Президента быть истинно духовным лидером в смысле общечеловеческой духовности, чтобы на него равнялись все – и чиновники, и народ? Не знаю. Но знаю точно, что иначе разные духовные, политические и иные лидеры, сидя каждый на своей вершинке будут бесконечно долго и кроваво драться за влияние на умы и души людей, привлекая их внимание, скорее всего, своей неадекватностью, чем духовностью.

И может ли в основе духовности народа лежать лишь гражданственность, патриотизм, стремление сохранить единство страны, культура и традиции? Вряд ли, ибо в таком случае без признания за Природой, за Богом первоначала и Высшей Вершины человечности, за духовную можно выдать любую кровавую бойню ради любой национальной идеи. Как говорят мудрецы, выход в космос человека поставил перед человечеством вопрос о ликвидации всех государственных границ и о превращении государств в административные регионы. Фактически же это означает, что вопрос стоит об упразднении армий и расходов на них. Антитеррористические объединения государств лишь подчёркивает это требование времени и Бога. В Конституциях стран необходимо присутствие статьи, отражающей подобное. Мы живём в эпоху, когда налицо явный кризис старой государственности в масштабе всей Земли. И никакими национальными идеями, кроме межнациональных духовных и этических, дело не поправишь. Более того, даже развитие экономики разных стран требует упразднения государственных границ, не говоря уже о желании нормальных людей.

Во что же, в таком случае, превращается Конституция страны? В систему, или в системное дерево, хорошо скоординированных критериев, начинающихся от Глобального Критерия Природы, в систему оценок общечеловеческого характера.

 

Что нас ожидает

Согласно теории маргинализма (см. книгу автора «Человек Будущего. Трактат о Любви и Этике. Новые открытия о Человеке»), государство с любым устройством, как и любой человек и человечество,  неминуемо постепенно скатывается к краю своего существования, если главным критерием в нём является недуховный критерий оптимизации. Под краем существования автор подразумевает такое состояние общества, государства, личности – любой большой системы, когда целостность её, определяемая главным критерием, действующим в нём, существенно нарушена.

Самоорганизация большой системы всегда осуществляется по вектору стремления к экстремуму счастья. И если человек рождается с хорошо знакомым ему чувством утробного счастья, то Жизнь заставляет его уходить от утробного и стремиться к счастью, определяемому лишь самой высокой вершиной – Духовной.

Все вершинки счастья, меньшие нежели Духовная, в силу привыкания к ним, с течением времени самонастройки на них будут терять своё притягательное значение всё больше и больше. И лишь постоянная настройка на экстремум Духа позволяет Человеку всегда получать максимум счастья, ибо только по степени счастья душа человеческая определяет Смысл Жизни.

Автор подчёркивает ещё раз, что в статье речь, в основном, идёт об абсолютных и относительных истинах, тем или иным способом отражаемым в Конституции страны. Абсолютность рассматривается в отношении к Вершины Природы, а относительность – к конкретным проявлениям действия природных и изобретённых людьми критериев. Сегодняшнее состояние погружённости общества и человечества в гипнотический сон представляется автору опасным, как никогда, ибо во сне можно случайно нажать не на ту кнопку и вызвать катастрофу земного масштаба. Поэтому, какими бы утопическими не казались мысли и выводы, приведенные в статье, предлагаемый оценочный анализ поможет разогнать туман дурманящего гипноза и послужить мощным прогностическим ресурсом научного и бытового плана. Ибо по уровню и мощи воздействия на сознание Человека и Сознание Природы, на душу и на материю критерии, используемые нами и Природой при самоорганизации как естественных, так и искусственных систем, не имеют сравнительного аналога.

29.11.2013

Для публикации на сайте принимаются работы авторские, позитивные, жизнеутверждающие. Автор сайта за сохранение авторских прав публикуемых материалов ответственности не несёт, но со своей стороны просит авторов указывать себя и делать ссылки на цитируемые материалы. Автор сайта просит всех, кто так или иначе использует то, что тут предложено, ссылаться на автора материалов и на сайт как на источник при их копировании.